Что будет с интернет-провайдерами после 1 июля 2018 года

Пакет Яровой

С 1 июля 2018 года вступают в силу новые нормы хранения трафика операторами связи, определенные в антитеррористическом «пакете Яровой», который был подписан Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным 7 июля 2016 года.

Новые законы, включенные в пакет, обязывают операторов хранить метаданные пользовательского трафика до трех лет, а весь трафик – до шести месяцев.

Пакет Яровой

Пакет Яровой (также называют законом Яровой) состоит из двух законов, направленных на усиление борьбы с терроризмом:

  • Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности»;
  • Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности».

Эти дополнения вносят поправки в действующее федеральное законодательство по нескольким направлениям: полномочия правоохранительных органов, требования к операторам почтовой связи, регулирование религиозно-миссионерской деятельности и, что для нас имеет наибольшее значение, новые требования к операторам связи и интернет-проектам.

Согласно пакету, с 1 июля 2018 года изменяются требования к хранению трафика пользователей и метаданных операторами связи и интернет-провайдерами. Сравним с тем, что и сколько необходимо хранить сейчас.

Объект хранения Сейчас С 1 июля 2018 года
Весь трафик пользователей: текстовые сообщения, голосовая информация, изображения, звуки, видео-, иные электронные сообщения Не обязаны записывать и хранить Обязаны записывать и хранить сроком до 6 месяцев
Метаданные:
сведения о фактах приема, передачи, доставки сообщений и звонков
Обязаны записывать и хранить только сведения о фактах соединения в течение 6 месяцев Обязаны записывать и хранить сроком до 3 лет

Однако относительно хранения всего трафика есть оговорка: «Порядок, сроки и объем хранения указанной в настоящем подпункте информации устанавливаются Правительством Российской Федерации». Закон устанавливает полномочия Правительства Российской Федерации, а не конкретно срок, и вместо 6 месяцев он может быть всего 24 часа.

Пакет Яровой

Сколько стоит выполнить требования пакета Яровой и кто за это заплатит

Для примерного подсчета затрат на хранение всего пользовательского трафика достаточно умножить ширину канала оператора на срок хранения и узнать стоимость хранения такого объема данных (аренда системы хранения или строительство своего дата-центра). Например, при ширине канала в 50 Гбит/с ежедневно необходимо будет записывать на диски 540 000 Гб (527 Тб) – не сложно оценить размеры и стоимость системы хранения, которая позволит накопить весь объем трафика за 6 месяцев.

Операторы связи и крупные интернет-провайдеры считают, что затраты на строительство инфраструктуры хранения таких огромных объемов данных будут сопоставимы с доходами за несколько лет работы. Без принятия мер со стороны правительства и увеличения тарифов самими операторами связи их работа станет убыточной и компании будут вынуждены прекращать свою деятельность.

«Вымпелком» оценил создание системы сбора и хранения информации для всех операторов примерно в 2 трлн рублей (каждый оператор потратит не менее 200 млрд рублей), «Мегафон» оценил свои затраты в 230 млрд рублей.

Возросшие расходы операторы связи смогут компенсировать только повышением тарифов. В России стоимость «безлимитных» тарифов на связь и интернет одна из самых низких в мире, например у оператора t-mobile она стартует с 40 долларов (около 2500 рублей) в месяц за 3 Гб трафика и неограниченное общение. В настоящий момент сложно спрогнозировать реальный размер повышения тарифов, но, по предварительным оценкам, рост может быть двух-трехкратным по сравнению с текущими ценами. Это значит, что за доступ к сети Интернет с мобильного телефона придется ежемесячно платить около 1000 рублей. С другой стороны, такая стоимость приведет к уменьшению числа абонентов широкополосного доступа в сотовых сетях, а значит, к еще большему снижению прибыли операторов.

Как смягчить негативные последствия пакета Яровой

  1. Поддержка государства

В первую очередь, Правительство РФ может отсрочить вступление в силу законов с поправками. Это даст операторам связи время на строительство вычислительных мощностей для хранения таких объемов данных, а также на проведение других мероприятий, связанных с ценообразованием и дополнительными опциями.

Также власти могут проработать предложение генерального директора «МегаФона» Сергея Солдатенкова о введении налога в размере 1% от прибыли для операторов связи на строительство государственных центров обработки данных и хранение в них всего собираемого трафика.

  1. Использование средств классификации трафика

По словам заместителя министра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина, сокращение объема хранимой информации в 10 раз поможет реализовать законопроекты с минимальным ущербом для операторов связи. Значительную долю пользовательского трафика составляют онлайн-видео, торренты, игры и другой трафик, который не представляет интереса для правоохранительных органов с точки зрения осуществления оперативно-розыскных мероприятий и защиты от терроризма.

По словам вице-президента по корпоративным и правовым вопросам МТС Руслана Ибрагимова, сокращение трафика на 80 % снизит затраты на реализацию закона до 400 млрд рублей – эта цифра сопоставима с ежегодной выручкой оператора. Представитель «Вымпелкома» Анна Айбашева считает, что выполнение аналогичных мероприятий в их сети сможет сократить затраты на реализацию закона в 2,5 раза, что также все еще превышает годовую выручку компании.

DPI СКАТ

Для выполнения предварительной фильтрации и классификации трафика многие операторы связи и интернет-провайдеры уже имеют технические средства – системы глубокого анализа трафика (DPI). Такие комплексы способны автономно определять типы данных, которые несут важность для долгосрочного хранения, и, внеся соответствующие поправки в законы, можно с помощью таких систем отсеивать лишний трафик.

По словам представителя отечественного разработчика системы глубокого анализа трафика СКАТ DPI компании VAS Experts Алексея Алексеенко, операторы уже давно внедряют системы глубокой фильтрации и управления трафиком, которые способны по-разному тарифицировать определенные его виды (онлайн-видео, торренты, социальные сети, видеозвонки, мессенджеры и т. п.). Такие системы есть у МТС, «Вымпелкома», и они уже сейчас могут начать фильтровать трафик и оптимизировать затраты на обработку и хранение.

DPI СКАТ

Что будет с интернет-провайдерами после 1 июля 2018 года?

Для реализации поправок пакета Яровой требуются огромные финансовые средства. Закон может иметь очень негативные последствия для многих интернет-провайдеров, вплоть до их банкротства. Чтобы этого не произошло, необходим диалог между государством и представителями рынка услуг связи, совместный поиск такого пути реализации требований к хранению данных, который не разорит операторов и потребителей услуг. Борьба с терроризмом и защита своих граждан – важная функция государства, но ее осуществление не должно вредить развитию бизнеса. Выход можно найти, но для этого надо предпринимать совместные усилия.

Более подробную информацию о реализации функции предварительной фильтрации трафика с помощью систем глубокого анализа DPI вы можете получить у специалистов компании VAS Experts.

Подписывайтесь на рассылку новостей блога, чтобы не пропустить новые материалы.

 

  1. А теперь о технической прозе. К шифрованию всего трафика в интернете весь мир уже несколько лет идет и очень быстро . И это не происки врагов — это технологическое развитие. Но вопрос даже не в этом! Допустим доблестные защитники имеют все миллионы закрытых частей ассиметричных ключей используемых сайтами Рунета. Подчеркиваю, не операторы связи! Это значит, что операторы должны хранить весь зашифрованы трафик, чтобы правоохранители могли в нем порывшись найти начало сессии и только после этого восстановить симметричный сессионный (одноразовый ключ) и начать им расшифровывать сессию передачи данных и отыскивать там прописанные в законе сообщения, изображения и прочее. Из этой банальности напрашиваются простые выводы:
    1) К системам хранения операторов связи еще нужны системы анализа трафика, которые еще дороже.
    2) Операторы должны писать все, абсолютно все, так как закон не вменяет им ни прав ни обязанностей расшифровывать и анализировать трафик. И они знать не знаю, что там по их сетям предается.
    3) Трафика от террористов и врагов в интернете даже не миллиардные доли процента, а гораздо меньше. А это значит, что если враг точно известен и почему-то решил не пользоваться tor-ом, то с помощью упомянутого СОРМ что-то из его трафика можно отловить. Это как найти улику в мусорном баке — вполне реально. А вот рыться во всем трафике Рунета (даже, если есть системы анализа трафика) — это сравнимо по стоимости с поиском клочка бумаги на мусорном полигоне через полгода его работы. Затраты огромны — эффекта нет и быть не может! Но за результат можно выдавать штатную работу СОРМ.
    4) Бесплатные средства защиты информации в сети Интернет существующие уже сейчас, делают еще не созданную систему морально и технологически устаревшей.

    Все это означает только одно, к борьбе с блогерами и террористами запись любых объемов трафика не имеет отношения. А вот распилить деньги операторов прикрывшись этим законом очень даже можно! Сами знаете как.

    P.S. Вся история больше похожа на дело с золотыми паровозами Троцкого прошлого века, чем на историю с «Платоном».

  2. Можно пилить. Но можно и злодеев ловить. Кто вам сказал, что эти задачи ортогональны? Рыться в трафике «всего Рунета» в одно лицо никто не будет.
    В наше время решение таких задач распределённого поиска — дело отработанной инженерии, а не заоблачного R&D. Хотя и не без шероховатостей, разумеется.
    Криптотрафик от обычных абонентов, можно (и даже нужно) резать. Вы что — думаете разработчики DPI зря свой хлеб едят? Не зря. Развернуть контейнер с DPI-шлюзом, который будет выпиливать большую часть криптотрафика сможет вам любой сетевик, который тоже хлеб не зря жует.

    Такие как вы в своё время считали, что помойка Дикого Запада всегда будет дикой, а фронтир будет катиться вдаль бесконечно. Ну уж нет, любезнейший, так не будет. Собственно говоря, так уже не есть.

  3. Lagoon, забыт HTTPS, его доля давно более 50% и продолжает увеличиваться. Это шифрованный трафик и никто ничего с ним не сделает, скоро мы дойдём до 100% и Яровая может вешаться. Это всего лишь вопрс времени. Посыл про Дикий Запад не верен, точнее не туда повёрнут. Если раньше любой законник или преступник мог залезть к тебе в карман, взяткой ли, воровством ли, без разницы, то благодаря шифрованию им отрезали руки и поделом! Нет смысла в копах без преступников, они суть одна из сторон медали, только мешающая обычным гражданам. Шифрование выстраивает общество, где твоя личная жизнь реально личная и никто без спросу не вмешивается. Право на тайну личной переписки закреплена высшим законом. Если «президент» нарушает его, подписывая такое, то это не мои проблемы, я ценю закон в отличии от. Конституция России превыше всего!

  4. Самое страшное для меня — это то, что принятие таких законов показывает низкую компетенцию принимающих решения лиц. Очевидно, что затраты на реализацию подобной системы записи трафика будут очень велики, а достигаемый эффект мал (террористы и другие нежелательные элементы начнут использовать шифрование, сети наподобие тора, i2p, и другие. Если с ними как-то научатся бороться, то будут разработаны средства маскировки такого трафика. Тогда будет проще просто закрыть доступ в интернет по стране, только это отбросит развитие страны на десятки лет назад и приведёт к поражению её в конкуренции с другими странами.)
    У меня создаётся впечатление, что все эти мизулины и яровые — либо мало разбирающиеся в проблеме обыватели, за счёт своего положения способные нанести стране значительный ущерб, либо засланные вражеские агенты, занимающиеся саботажем на верхнем уровне управления, сознательно принимающие решения для нанесения ущерба своей стране.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *